lightwind: (Rose)
Здравствуй, чужая Герда,
Девочка из металла.
Стойкая, как солдатик,
Быстрая, как стрела.
Мы не пройдём под Верди
В светлых огромных залах,
Ты не наденешь к платью
Туфельки из стекла.

Ты не найдёшь дорогу
К замку, где спит шиповник,
И, пропитавшись ядом,
Колет веретено.
Я не услышу рога,
Кто бы ни звал на помощь,
Я не останусь рядом,
Если вокруг темно.

Здравствуй, чужая Элли,
Твой изумрудный город -
Город чужих падений,
Выдумка и обман.
Кто-то тебе доверил
Этот развеять морок.
Значит - иди и действуй,
Мало ли, что одна.

Мы ничего не знаем
Прячет туман дороги,
Верно одно и только:
Каждому - свой черёд.
Здравствуй, моя родная,
Здравствуй, одна из многих.
Ты молодец, поскольку
Просто идёшь вперёд.
lightwind: (Fantasy: Samhein)
"Ну, думаю, началось"(с)

Не отвечай на просьбы, не впускай незнакомца в дом,
Не принимай даров, не выходи за огнями в ночь,
Не подходи к тому, кто за текучей стоит водой,
Не подавай руки, не верь, что кто-то пришёл помочь.

Не говори о том, чего тебе не дано понять,
Не улыбайся тем, кто шёл дорогой из-под холма.
И не ищи защиты - здесь не спрятаться за меня.
Каждый из нас прозрачен в час, когда наступил Самайн.

Только мои советы - пустота, бесполезный звук.
Ты открываешь дверь, из под неё убираешь нож
И наступаешь в снег, и слышишь, будто тебя зовут,
И отступает холод, потому что тебе смешно.

Чёрные ветви голы, будто трещины на снегу.
Где же тебя искать, когда вокруг непроглядна тьма?
Ты, уходя беспечно, не услышишь, что я бегу -
Только бы мне догнать тебя, пока не пришёл Самайн.

Ржавой рябины капли рассыпаются по земле.
Времени больше нет, как нет ни осени, ни зимы.
Нам остаётся только растворяться в холодной мгле,
Видеть, как тает мир, когда-то выпрошенный взаймы.

Скоро придёт охота, завывающая в ночи.
Кто не успеет скрыться - непременно сойдёт с ума.
Мы остаёмся ждать, но ты, пожалуйста, не кричи.
Это совсем не больно - просто в сердце войдёт Самайн.

Это совсем не страшно. Станет тише сердечный ритм,
Чуть зеленее взгляд и молока непривычней вкус,
Просто запомни: с теми, кто крестился - не говори.
И берегись железа.
И рябины кровавых бус.
lightwind: (Rose)
Думаю, последнее после ПС.
Меня уже отпустило, отмечание ДР (которое я планирую затянуть на несколько дней, потому что очень давно не хватает праздников) отрезвляет.

За что я ценю друзей - за то, что у меня появляется возможность диалога. А в диалоге я всегда формулирую лучше, чем просто так.
Так что я наконец-то сформулировала то, что хотела после ПС.
Не от лица "королевы", которой я по сути не была. А от лица именно той твари, в роли которой выходила.

***

Мы были здесь до начала Арды.
Срывались в бездны с небес беззвёздных
Кипящим пламенем, водной взвесью,
И вспышкой света, и сгустком тьмы.

И мы мелодиям были рады,
И мы не знали, что значит "поздно".
Мы были частью великой песни
И частью времени были мы.

Ничто сравняться не смело с нами -
Стихийным всплеском, порывом страсти,
И всё разрушилось бы, застыло -
Без нас весь мир бы остался пуст.

И те, кто выбрал закат и пламя,
Умели чувствовать привкус власти,
Мы знали запах бесценной силы
И вечность пробовали на вкус.

Мы были частью большого Плана,
Но мы не знали, что было рядом -
Как могут гости, чьё хрупко тело,
Чьё время в Арде - лишь часть пути

Не зная мира - сказать о главном,
Не зная силы - сломать преграды,
Судьбы не зная - рискнуть и сделать
И выжить, выстоять и дойти.

Они терпели потери, беды,
И мы, распавшись на гул аккордов,
Казались слабы, казались плохи
Как будто вовсе звучали зря.

Я помню взгляды пришедших следом.
И жар, и холод, и страх, и гордость,
И я смотрела - и все эпохи
Короче были, чем этот взгляд.

И я узнала и боль, и горе.
Мой дух растерян, и как непросто
Смириться с прошлым и быть в покое.
И там, где нет ни ночей, ни дней,
Не зная сна, я смотрю на море
И ясно вижу погибший остров.

И знаю точно - ничто не скроет
Всю боль и память о той волне.
lightwind: (Rose)
Совсем черновое. Элендилю? Анариону? Исилдуру?

Забудь. Иди на Восток, где будут сниться другие сны.
А если скажут хоть что-нибудь про меня - никому не верь.
Я в прошлом - как и всё, что было значимо до волны.
Остались ветер и звёзды, угасающие в траве.

И если скажут о том, что ждёт - не слушай их голоса.
Зачем бояться вершин, с которых после придётся пасть.
Зачем тебе узнавать, что осень высушит все леса.
Что тот - погибнет, а этот - попадёт под дурную власть.

Иди. Не думай, каких теперь тебе избегать путей.
Твоей дорогой становится та, что ты пройдёшь до конца,
Туда, где растворится в рассветном небе любая тень,
Где то, что выплавится в тебе, могущественней кольца.
lightwind: (Знак Хаоса)
Глаза у неё белёсые и мутные как берилл,
Распахнуты руки-крылья, всё, что нужно тебе - бери
И прочь уходи. Не нужно благодарностей и надежд,
Ведь ценность её известна, а душа - неизвестно где,
Зачем ей твоя любовь - её бессмысленно понимать,
Ведь время её - ночное и название ей - Зима.

Но если идёшь навстречу в эту вьюжную темноту,
Не чувствуя, как морозно вкус металла горчит во рту,
Дождись и меня. Я следом. Я не знаю, куда иду.
Я вымерзла до костей (боюсь, которые не найдут),
И руки мои остыли, и ослепли глаза мои,
И смотрят насквозь другие, что рождаются в год змеи.

Огонь застывает льдом. Колючим крошевом бьётся ночь.
К губам примерзает шёпот, умирающий раньше нот.
Казалось бы, нет причины продолжать этот путь в снегах.
Не спрашивай, чем возможность дальше двигаться дорога,
Когда до горизонта не меняющийся пейзаж,
Но лучше идти куда-то, чем растерянно замерзать.

Не спрашивай, есть ли шанс найти дорогу во сне из сна,
Сейчас нам дана зима, которой длительность не ясна,
Но всё же конечна.
И, как правило,
После идёт весна.

Цикл

Apr. 29th, 2016 12:26 pm
lightwind: (Rose)
Не нужно больше врать.
Гермес устал и бредит.
Олимп закрыт
На долгий перерыв.
Там, за окном февраль.
И сонные медведи
Глаза закрыв
Жуют куски коры.

Последний плот сгорел,
Аид устал и занят,
Погашен свет,
Поломаны весы,
Дионис и Арес
С опухшими глазами
Который век
Пьют молодильный сидр.

А где-то далеко
Под звуки саксофона
Идёт весна.
Едва заметен пульс,
Кончается наркоз.
Седая Персефона
Жуёт гранат
И ищет новый путь.
lightwind: (Summer Time)
Солнце идёт к закату, время стремится к ночи,
Помнишь, как в светлых рощах были беспечны мы?
Я обещала. Здравствуй! Стал ли твой век короче?
Долго ли ищешь, Томас, путь, что ведёт в холмы?

Там не закончен праздник, это твоя свобода -
Будь бесконечно занят тонкой настройкой струн,
Время тебя не тронет, память не смоют годы.
Помнишь во мне подругу? Видишь во мне сестру?

Там, где туман прозрачен - будут, как прежде, рады
Слышать, как плачет арфа в ловких твоих руках.
Ты никому не нужен - это твоя награда,
Где многоточий больше - это твоя строка.

Земли чужих владений всей не впитают крови,
Что же ты ждёшь сигнала, вслушавшись в голоса?
Это твоя ошибка. Что нам судьба готовит?
Каждую ноту, Томас, ты выбираешь сам.

Долго ли это длится? Тысячи раз уронят
Листья деревья, прежде чем отойти ко сну.

Сердце последней птицы бьётся в твоих ладонях.
Пой же об этом, Томас!
Пой и встречай весну.
lightwind: (Нарния)
Темнее небо и полночь близко,
Под снегом травы забылись сном.
Все дети пишут для Санты списки,
И я рискну написать письмо.

Коньки забыты, и даже вечность
Сейчас не очень-то мне нужна:
Хочу, чтоб были стихи и встречи,
И иней красил края окна.

В моем письме не хватает строчек.
Хочу, чтоб звезды летели вверх,
Чтоб в сердце самой глубокой ночи
Рождался новый слепящий свет.

Сожгу полено, включу гирлянды,
Повешу звёзды, носки, шары,
И буду верить, что где-то рядом
Уснувшим детям несут дары.

За дверью ветер гудит и стонет,
Но над домами плывёт дымок.
Свечу поставлю на подоконник,
Чтоб каждый видел свой путь домой.

От писем взрослых немного толку,
Но, знаешь, Санта, раз ты спросил…
Отметим вместе?
Я жду у ёлки.
Подарок можешь не приносить.

Море

Nov. 2nd, 2015 05:55 pm
lightwind: (Ракушка - отдых - лето)
Не про меня, но наверняка про кого-то.

***
Мне хотелось бы жить у моря, чтобы слушать ночную бурю, что со дна поднимает камни,
Чтобы сон исчезал, как только черной тенью пройдет "Голландец" по стене над моей подушкой,
Чтобы холодом жгло ладони, прикоснувшиеся случайно к водянистой солёной ткани,
Чтобы, веки прикрыв, по вспышкам каждой ночью следить за просьбой сохранить корабли и души.

Я не верю словам и клятвам, я не знаю надежд и страхов. Только каждую ночь русалки
Забирают меня под воду, забывая о том, что люди умирают без кислорода.
Я по-прежнему умираю, обжигая остатки лёгких, умоляя русалок жалко
Отнести на поверхность тело, что, вдохнув потеплевший воздух будет снова смотреть под воду.

Я хотела бы жить у моря, я могла бы к блестящим рыбам прикасаться легко руками.
Я умела бы слушать волны, говорящие о разлуках и ворчащие, словно старцы.
Опасаясь чужого взгляда, я могла бы носить под платьем пропитавшийся солью камень,
Выбирать в темноте ракушки для охранного ожерелья, пропуская песок сквозь пальцы.

Я хотела бы жить у моря, чтобы ждать у него погоды, чтобы слушать ночами ветер,
Чтобы, воздух морской вдыхая, впасть в зависимость от дорожек, возникающих в лунном свете,
Чтобы мерзнуть в закатном солнце, чтобы греться в песке холодном, успокаивать солью нервы,
Чтобы стать после смерти пеной, обещающей на рассвете возрождение для Венеры.
lightwind: (Доктор: обломок)
Стихотворение, которое получилось у меня после "Старой Новой Англии" для ГМ и того, кто получился из неё в пространстве игры.

Пожалуй, начать сначала в раскрытой книге уже не выйдет.
Достаточно было времени для создания суеты.
Ужасных метаморфоз, каких представить не мог Овидий,
Британский калейдоскоп впитал и наши с тобой черты.

Сентябрь швыряет в стекла ошметки листьев, дождей и лета,
Перчатки скрывают пальцы, перемазанные в крови,
Британия ждёт октябрь, в соответствии с этикетом,
Ни жестом не показав к нему ни трепета, ни любви.

Британия ждёт, когда война в фокстроте её завертит,
Когда мы с тобой войну отчасти примем своей виной,
И, выслушав приговор, кивнём согласно, и, кстати, смерти
По правилам этикета предписано быть за твоей спиной.

Но ты не спеши. Британия разложит в пасьянсе карты:
Пространство военных действий раскрывается на столе,
И время идёт к пяти, и чай готов, и страна на старте
Прислушивается, где сигнальный выстрелит пистолет.

Мы выдохнем и шагнём в другое время, держась вслепую
За линии проводов, ведущих Англию в новый век,
Но позже. Пока - сентябрь. И чей-то голос, письмо диктуя,
Дрожит, не желая после получить на него ответ.
lightwind: (Осень: Lonely)
Ещё напишу об игре, об Алисе и о том, что происходило.
А пока - лирическая часть.

Лорд Тоу как-то раз прочитал нам своё старое стихотворение "Золото для алхимика об осенней Англии.
Всё время, пока звучало стихотворение, Алиса пыталась поймать размер, потому что поняла, что не успокоится, пока не ответит. Но неровный сложный ритм никак не откладывался в голове.
Невозможно передать охвативший её вихрь эмоций, когда лорд Мертон подарил ей рукопись этого стихотворения. Это был самый уместный, своевременный и восхитительный подарок, спасший рассудок и настроение!:)

Бетти очень предостерегала Алису от попытки ответить стихами - опасалась, что она тем самым поставит лорда Тоу в неловкое положение, так как ответ будет слаб, а он, как истинный джентельмен, не посмеет обидеть леди замечанием. Но Алиса всё-таки рискнула.

Надеюсь, автор простит мне то, что я приведу и его текст, так как без вопроса ответ не будет полон. ))


"Остров. Осень. В предчувствии катастрофы
кострами горят века.
Завтрак. Веранда. И в чашке кофе
плавают облака.

Есть на мерлиновых землях сто видов золота,
не считая листвы….
Один – из солнца, хмеля и солода,
дарит святые сны.

Другой – разбрызган в кудрях девицы –
ловкой ласки лесной.
Она легко перешла границы –
размытый ручей весной.

Третий – пляшет в огне камина,
как в теле играет Дух.
Четвертый – под панцирем пианино,
услаждающий слух.

Пятый – грива львиного лорда,
и ярость его меча.
Шестой – шипящая анаконда,
как гаснущая свеча.

Седьмой….
О, Господи, не довольно ль?!
Ужин. Зала. Вино.
В глазах двоится, и сердцу больно….
Послушай!... Еще одно….

Есть на мерлиновых землях сто видов золота,
не считая заката.
…На грани слез и майского холода
грохочет грозой токката.

Есть на мерлиновых землях сто видов смерти,
не считая рассвета….
И стынет, как сургуч на белом конверте,
Кровь Иного Завета."
(с)


То, что мне удалось написать в ответ.


Остров. Осень. Ваши слова случайно
Ранили мой покой.
Вечер. Звезды на поверхности чая
Брошены щедрой рукой.

Всполох на горизонте ярок,
Поступь шагов легка,
Привкус железа, крови, яблок,
Хлеба и молока.

Вы говорите искренно и спокойно,
Ровно горит свеча.
Вы говорите о сложном - легко, достойно,
А о простом - умолчав.

Есть на мерлиновых землях сто видов любви,
Не считая небес.
Первая - с запахом старых вин,
Выгодная судьбе.

Вторая - светлая, как мечта,
Теплая, словно шаль.
Третья - будто у горла сталь,
Мешающая дышать.

Четвертая - еле слышимый крик,
Cлетающий с мертвых губ.
Пятая - утешительный приз.
Шестая - на берегу

Бессмысленно ждущая корабли,
Седьмая - … А, впрочем, нет

Есть на мерлиновой земле один вид любви:
Беспощадная как рассвет,
Непобедимая, как тоска,
Радуга вдалеке,
Ветер, и волны, и горсть песка,
Тающая в руке...

Остров. Осень листья бросает вслед,
Подведена черта...
Есть виды любви на мерлиновой земле.
Сколько - не сосчитать.


Спасибо за слова, лорд Тоу.
Спасибо за подарок, дядюшка Лоуренс. ))

Март

Feb. 18th, 2015 02:54 pm
lightwind: (Макс Фрай: Зеленый Трамвай)
Рваное и короткое. Прямо как моё отношение к весне вообще.
***
Привет, дорогой дневник. Запасы юмора на исходе, весна засыпает в лужах и попадается мне под ноги, её истеричный ветер под курткой прячется и дрожит.
И солнце горит и греет, и даже жарко довольно, вроде, но - март чересчур раним, и мы - уставшие недотроги. Нам холодно и обидно - у нас весенний включён режим. 

Закутавшись в шаль, я жду, когда вдали посветлеет небо. И тысячи птиц кричат в душе, и требуют крошек хлеба, и, выклевав зимний холод, бьются в рёбрах, стремясь в полёт. 
Весна наступает тихо. Разгоняет остатки лени, и март поднимает руки, не дыша, преклонив колени, и теплых ветров ладони опускает на тонкий лёд. 
lightwind: (Violet: Time)
Когда бы в жизни ты ни услышал: "Стоп, твои пути закончены и закрыты", - забвенья нет. Сломавшийся телескоп хранит в душе осколки метеоритов. Остатки снов цепляются за косяк - их сотни сотен бьются в оконной раме. И, даже если счастья поток иссяк, его последний отзвук болит и ранит.

Однажды побывав на чужой земле, ты навсегда о ней сохраняешь память. И тот, кто жил в огне миллионы лет - в любых снегах уже не забудет пламя, как всем морям теперь не забыть Луны. Секстант теряет солнце в изломах танца, но помнит: расстояния не важны - во времени не более, чем в пространстве.

Здесь дождь и слякоть, серость и не сезон, и все ходы просчитаны многократно. События уходят за горизонт, но, растворившись, сразу хотят обратно, а здесь зима. Хоть осень ещё тепла, в пустых глазах со дна проступает голод. По всей Москве завесили зеркала. Какой-то мёртвый мечтает вернуться в город.
lightwind: (Fantasy: Samhein)
Почти зима, хоть осень ещё тепла,
В пустых глазах со дна проступает голод.
По всей Москве завесили зеркала.
Какой-то мёртвый мечтает вернуться в город.

***
Сегодня я ем очень горький шоколад, наплевав на диету впервые за несколько лет. Завтра я встану на весы и буду очень об этом жалеть, но сегодня меня уже тошнит от шоколада.

Вчера возник вопрос, что значит почувствовать себя счастливым и свободным. Звучит ужасно банально, как в плохой дамской книжице. Думаю об этом с вечера - кажется, даже во сне ничего не отвлекло.
lightwind: (Византия)
Отчёт совершенно не пишется, потому что вместо связного рассказа в голове моей опилки мозаика да-да-да

Поэтому пока - два стихотворных письма, которые я так и не придумала, кому отправить.
Сейчас испытываю к ним сложные чувства. С одной стороны, вижу массу огрехов, склонности к графомании и прочего. С другой - не хочу ничего править и переписывать. Уж как написалось.

1. Написано в Иерусалиме после возвращения из Гефсиманского сада

Решив, что, сотни увидав святынь,
Исполнил всё, назначенное свыше,
Закрой глаза - здесь твой начнётся путь.

Услышав, что огонь внутри остыл,
Вдохни как в первый раз, пойми, как дышишь,
Как целый мир пытаешься вдохнуть.

Ступай вперед, где блеск и тишина,
Пространство, заполняемое светом,
Где нет дорог, но тысячи путей.

Земная жизнь, что кажется полна,
Всего лишь оттиск, лучшей жизни слепок -
Той, что сильней и выше смертных тел.

Теперь поверь велению небес.
Иди своей единственной дорогой.
Когда о счастье запоёт душа,

Прости ошибки прошлого себе
И, обратившись с чистым сердцем к Богу,
Под вечным Солнцем сделай первый шаг.

2. Написано в электричке в Москву дороге в Константинополь

Когда уйдёт всё золото песком
Сквозь пальцы тех, кто золоту обязан
Своей судьбой, и жизнью, и мечтой,

Рассвета луч, прорезавший висок,
Оставит след, чуть видный краем глаза,
И проскользнёт в зелёный круг пустой.

Сто запахов дождя - не различить.
Но как безумно ароматны травы,
Что выдержали грозы и ветра.

В шкатулках - листья, перья и ключи,
Осколки прошлой памяти и славы,
Которым я - последняя сестра.

Лишь сон теперь приносит мне покой.
Я вижу город, чуждый злу и страсти,
Где сердце растворяется моё.

И вижу, как под тонкой скорлупой,
Дрожит неоперившееся счастье.

Мария слышит, как оно поёт.
lightwind: (Silmarillion: Ulmo for Numenor)
Спор Оссэ и Уинэн, который слышали эльдар. Выкладываю, как и обещала. Теперь, конечно, вижу массу огрехов, но править ничего не буду - как переписала с черновика, так и останется.


О: Что за корабли у моей воды?
От меня не скрыть пенные следы.
Выше и темней звездный небосвод,
В разговоре волн отзвуки тревог,
Чую тех, кто шел, преступив запрет.
В чьих глаза горит древней жизни свет.
Не прощён никто. Здесь дороги нет.
Их судьба одна - на песчаном дне.

У: Милосердней будь. Их судил не ты.
Древний свет погас. Древний гнев остыл.
Осудив других, знай свою вину.
Сколько кораблей ты пустил ко дну?
Вспомни дни, когда воздух был другой,
Ты же ядом тёк в руслах тёмных гор.
Вспомни, чьим словам прежде ты внимал!
Есть теперь во всём и твоя вина.

О: Звёздам моря нет места в небесах.
За свои дела я ответил сам.
Приходить сюда был неверный шаг.
Их судил не я? Их не мне прощать!
Нет пути назад. Нет пути вперёд.
Пусть холодный страх за душу берёт.
Пусть ветра морей хлещут по лицу.
Их дорога здесь подошла к концу.

У: Пощади других. Кто не видел Древ,
Кто не шёл с огнем на жемчужный брег,
Кто не слышал клятв, про запрет не знал,
Их душа чиста - в чём же их вина?

О: Их вина темна, их душа пуста.
В их глазах лишь тьма затмевает страх.
В их сердцах тоска с самых древних дней.
Ими дан отказ - им дороги нет.
В дни, когда из Тьмы их вели на Свет
Западных ветров мудрость и совет,
Страх держал сильней. Выбор сделан был:
Им теперь другой не видать судьбы.
Путь к земле Стихий есть для них один.
Проще, чем поход через глыбы льдин.
Легче, чем маршрут через бури стон -
В залы, где царят Рок и Вечный Сон.

У: Ты винишь за путь, выбранную нить.
Пощади других. Разреши уплыть
Тем, кто юн. На них нет ни клятв, ни тьмы,
Ни отказа знать, ни другой вины,
Чем они смогли вызвать эту злость?

О: Тем, что вёсла бьют отраженья звёзд!
Тем, что шум шагов громче, чем прибой,
Тем, что дела нет им до нас с тобой!

Пусть осколки скал бьют по кораблям.
Бейтесь веселей, волны не болят!
Бейтесь, чтобы вмиг берег опустел.
Пусть поёт вода.
Улмо, жди гостей!
lightwind: (Fantasy: Phoenix)
Хотела с утра написать, что до работы добиралась почти вплавь, что спать под дождик отлично, а ещё про то, что с помощью совета Таннку, разговора с Лиссэ и собственной упёртости и наглости справилась с провалом морали на тему ПЭ. Собственно, вот и написала.

Напишу, чего раньше в жизни ни разу не делала вообще-совсем, что надо бы помочь Эжену (Жене Сусорову) - сама знаю, как бывает, когда накручивается снежный ком и одному фиг поднимешь.
http://robespierre011.livejournal.com/179769.html

Пока писала, подумала, что среди моих знакомых наверняка достаточно людей, с которыми я люблю делиться хорошими стихами своих очных и заочных знакомых, а делаю это почему-то редко.
Раз уж речь зашла, то вот одно из моих любимых стихотворений - http://robespierre011.livejournal.com/159083.html :)

upd: с трудом, но выкопала ещё одно обожаемое - http://robespierre011.livejournal.com/55789.html - письмо Иоанна Грозного английской королеве! Когда-то полюбила с первого взгляда:)
lightwind: (Достать чернил)
Запотевает окно,
Спрятались в сумерках птицы.
Чудится скрип половиц.

Эрике страшно одной
Думать о том, что случится.
Петли сползают со спиц.


Кто-то живёт в тишине
Дышит печалью и пылью,
Плачет неслышно навзрыд.

Холод ползёт по спине.
То, что когда-то забыли,
Всё еще ждёт до поры.


Зеркало манит и врёт.
Тени прозрачные мнутся,
Мёрзнет прямая спина,

Эрика смотрит вперёд.
Если сейчас обернуться -
В комнате только она.


Ливня по-прежнему нет,
Капли не бьются о крышу,
Всё замирает кругом.

Чтобы не видеть теней,
Чтобы их шёпот не слышать,
Эрика слушает гром.
lightwind: (Доктор: Спойлеры)
Недавно я взяла незабвенного Питера Пена и на волне ностальгии написала стишок. 
Но очевидцы продолжают настаивать, что он больше про Доктора, чем про Питера Пена:)))) Поэтому прячу от Мор, которая ещё не посмотрела серию "Хороший человек идёт на войну"


В этом огромном доме слишком светло и пусто
Стены в узорах трещин, каждый предсказан миг
Девочка пьёт какао, не ощущая вкуса
Ей невозможно скучен этот обычный мир

Только одна надежда греет её сердечко
Если дождаться ночи, можно не быть одной
Ветер качнёт деревья, ветер задует свечку
И постучит три раза Питер в её окно

Краткие дни веселья, долгие дни разлуки
Сотни чудесных сказок, тысячи новых бед
Венди давно устала и опускает руки
Но не признает это даже самой себе

Только настанет время, будет окно закрыто
Будни сольются в ленту мирных спокойных лет
Будут планеты плавать все по своим орбитам
Как по орбитам люди движутся по земле

Венди не носит ленты, вся в суматохе будней
Но вечерами дома, если уже темно
В трещинах старых стенок слышит она как будто
"Питер вернётся, Венди, просто открой окно."

Если и было больно, Венди давно простила
Шрамы остались в прошлом, выцвели, не болят
Время пришло. Раскрыты окна во всей квартире
Джейн, улыбаясь, ловит Питера встречный взгляд.

С.

Jan. 24th, 2013 12:43 pm
lightwind: (Доктор: обломок)
Дома продолжается лазарет, на улице продолжается холодильник. Перемещаюсь аккуратно между домом и работой. Папа подхватил грипп, из-за этого кусок химии отменили, даже не знаю, плохо это или нет.

Всё это - жизненное, между тем, у меня наконец-то что-то написалось. Переживаю, что без контекста может получаться ерунда.
***
Мир начинает утро в розово-бирюзовом,
Тает в рассветной дымке странный ночной мираж.
Кларе не нужен доктор, Клара почти здорова.
Ей, бесконечно юной, незачем умирать.

Зимний пейзаж прозрачен, светел и безупречен,
Кружево держит форму, тают остатки сна,
Дети играют. Утро снегом укроет плечи.
Клара следит за ними, выглянув из окна.

Ей не бывает страшно, ей не бывает скучно,
Что-то должно случиться, если растает лёд.
Клара стремится выше, зонт задевает тучи,
Но со времён Икара - краток людей полёт.

Кто-то стоит над Кларой в сине-зеленых бликах,
Смотрит на неподвижность чуть покрасневших век.
Клара не врёт нисколько, Клара не многолика.
Просто Никто не светит ярче чем человек

Profile

lightwind: (Default)
Nivienta

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 12:45 am
Powered by Dreamwidth Studios